«СУРОВЫЙ КРАЙ СВОБОДЫ» ИМАМ ШАМИЛЬ Часть 1

«Я 30 лет дрался за религию, но теперь народы мои изменили мне»

ШАМИЛЬ

Завершение Большой Кавказской войны (1829-1859гг.) для России имело большое международное значение. Кавказ стал центром столкновений стратегических интересов России и Европейских государств, а долгожданный мир в этом регионе, по утверждению Канцлера царского правительства Горчакова принес бы России «в десять раз больше веса в совещаниях Европы».

Окончательно разрубить сложный узел военных противоречий было поручено князю Барятинскому, под командованием которого после ожесточенной битвы в апреле 1859 пала резиденция предводителя горцев Имама Шамиля – аул Ведено, а чуть позже русские войска осадили последний оплот Имама – аул Гуниб.

Непреступная крепость была взята русскими, и 25 августа 1859 года после переговоров с князем Барятинским Шамиль прекратил борьбу: «Я 30 лет дрался за религию, но теперь народы мои изменили мне». Предводитель Кавказской войны сокрушенно вопрошал: «Что же может построить один человек, когда сзади его идут тысячи разрушителей.» Имам понимал безысходность дальнейшей войны.

В противном случае, по условиям русских в сопротивляющихся регионах Дагестана и Чечни, были бы преданы уничтожению села, и их мужское население. Имаму пришлось поздравить князя Барятинского с победой. Он пожелал новой власти успехов в управлении горцами.

Так завершилась эпоха Шамиля Большой Кавказской войны. В донесении к Александру II Барятинский сообщал: «От Каспийского моря до Военно-Грузинской дороги Кавказ покорен Державе Вашей.» Так, Барятинский вошел в историю русской армии, как победитель Шамиля, и был удостоен чина генерал-фельдмаршала.

С той поры прошло немало времени, но интерес к личности Имама лишь возрастает. Вероятно, это объясняется и зыбкостью исторических событий, и противоречивым отношением к Шамилю, который имел славу не только непобедимого полководца, но и жестокого воителя.

Как известно, «календарей у сердца нет…, все отдано судьбе на милость». Вот и мы постараемся прикоснуться к эпохе, в которой жил этот человек, еще при жизни прозванный кавказским львом.

«Прекрасен ты, суровый край свободы» – писал Лермонтов о Кавказе. Но не красоты горного края привлекали сюда военных. Сохранилась старинная песня, в которой оплакивалась судьба русского солдата, посылаемого на Кавказ и часто на верную смерть:

Имам Шамиль. Русские

Ты зачем, мой друг, стремишься

  На сей погибельный Кавказ?

  Ты оттоль не возвратишься,

  Говорит мой тайный глас.

Для России Кавказ издавна был мостом, переброшенным с русского берега в сердце Азиатского материка. Овладение им, обеспечивало Российской державе господство на морях Каспийском и Черном, давало возможность продвижения в Закавказье и Среднюю Азию, в страны Востока и Юго-Восточной Европы.

Наиболее активные попытки проникновения русской власти на Кавказ относятся к XVI веку. Но с присоединением Грузии к России в 1801 г., процесс завоевания Кавказа активизировался. Две христианские державы протянули друг другу руки через горы Кавказа. Тонкий мост двух дорог: Военно-Грузинской через Владикавказ и Прикаспийской через Дербент связал новый Союз.

В Стамбуле и Тегеране, так же, как и в Лондоне, власти встревожились. Там понимали, что если Грузия и Россия не разомкнут рук, то история Ближнего Востока начнется с новой страницы. Сила русского Севера страшила их.

К началу XIX века Россия прочно утвердилась в Закавказье, но по утверждению военных, пока горы Кавказа не были покорены, занятие это ничего не значило, каждая война ставила на карту судьбу Кавказского перешейка и сопряженную с ней участь Южнорусских пределов.

Однако Кавказская политика Петербурга все еще оставалась туманной. Лишь после войны 1812 года Россия смогла перебросить на Восточный Кавказ войска, до этого действовавшие против Персии и Турции. Покорение горной державы осложнялось сложным местным массивом Дагестана, непроходимыми лесами Чечни и стойким сопротивлением горцев.

В 1818 году на Кавказ прибыл Ермолов, блестящий военачальник с традициями Суворовской школы. Он охарактеризовал Кавказ как крепость, штурм которой дорого обойдется России, ценой большой крови. Полководец сделал борьбу с горцами боевой школой русского офицерства. О своей жесткой военной тактике заявлял довольно сурово. Считая, что с «азиатцами» церемониться не стоит. И что даже имя его для них должно быть законом вернее неизбежной смерти.


Имам Шамиль

Появляются и первые народные герои, среди них – самый прославленный удалой наездник Бей-Булат, успехи которого заставили бросить против его воинов большое количество русских войск. В 1826 году отряды его разгромлены, а сам Бей-Булат убит. Но до полного покорения Кавказа еще далеко, как, впрочем, многого еще не хватало для общей войны всех горских племен против русских. Не было еще единой объединяющей идеи.

Хотя жизнь горца была наполнена эмоциями, зачастую принимавшими характер массового порыва. Все было разным у племен, и уклад жизни, и адаты, и только опыт предков избавлял от страха перед неизведанным. И религия была для всех единой, вера побуждала смело принимать вызовы судьбы.

С конца 20-х годов XIX века в Кавказской войне наступает этап, связанный с мюридизмом. Это религиозное учение становится идейным содержанием войны против неверных и единственной межплеменной силой. Мюридизм требует безраздельного повиновения избранному наставнику – Имаму, а Коран становится удобной формой деления на своих и чужих, правоверных и неверных. Но кроме веры нужна была еще и выдающая ее личность, способная на слом старого и создание нового. Из разных племен выковать один народ, из всех сердец – одно сердце.

Узел сложных противоречий, пожалуй, мог развязать только Шамиль. Он превзошел своих предшественников – имамов Кази Муллу и Гамзат-Бека – и как пророк, и как властелин. Современники о нем говорили: «Великий воин и великий человек с умом, способный порождать великие идеи и характером, способным превращать их в великие дела».

Шамиль, приступивший к созданию собственной империи – теократическому государству имамату – прекрасно понимал, что для этого ему необходимо единство племен и личной власти. По сути дела, большая Кавказская война была еще и столкновением двух несовместимых идеологий и разных реформаторских идей.

В сентябре 1834 года Шамиль вступает в звание имама и обнаруживает необычайные организаторские способности. Мюриды Шамиля проникают во все аулы Чечни и Дагестана. К мнению умного аварца Шамиля пристально прислушиваются влиятельные представители горских обществ. Народы Кавказа верят имаму и тысячи отборных воинов становятся под его знамена.

Имам, как стратег, умело использует партизанскую тактику ведения боя в горных условиях, выматывая врага бесконечными набегами.

«Шамиль… озадачивал русских генералов своей «варварской» тактикой. Чем аккуратнее придерживались они того, чему их учили, тем чаще терпели поражения. Чем «правильнее» действовали, тем больше ошибались.

Шамиль навязывал им другую «неклассическую» войну, приноровиться к которой было крайне трудно. В ней, казалось, отсутствовала логика: очевидные победы русской стороны оказывались столь же обманчивыми, как и сокрушительные поражения противника. Когда в Тифлисе и Петербурге возникала уверенность в скором окончании войны, она на самом деле, только затихала на время, чтобы разгореться с новой силой.» Такова особенность военной тактики Шамиля, позволившая ему успешно воевать с русской армией, многократно превосходившей его войска.

Продолжение следует…

Подготовила Фатима Найфонова

#Аланияcom #Россия #Кавказ #СеверныйКавказ #Дагестан #Чечня #Ингушетия #КБР #Ставропольскийкрай#СевернаяОсетия #ЮжнаяОсетия #Алания

#севернаяосетия #Осетия #Великиелюди #кабардиноболкария #кавказ #чечня #южнаяосетия #дагестан

0 просмотров0 комментариев